Пушное звероводство

Производство кожи и меха

Методика учета и определения запасов норки в Приморье и Приамурье

В основу методики учета большинства видов зверей положен размер индивидуальных участков обитания. Однако, как отмечает Б. Т. Семенов (1963), эта методика может быть использована при учете лишь тех животных, которые имеют сравнительно невысокую плотность поголовья и активно защищают свои участки обитания от вторжения особей того же вида. У норки, акклиматизированной в Приморье и Приамурье, плотность популяций в отдельных местах очень высокая и индивидуальные участки заходят один на другой. Определить длину суточного хода норки очень трудно. Часто невозможно протропить след с момента выхода зверя из норы и до ухода в нору. Пройдя небольшое расстояние по берегу или льду, норка уходит в подледные пустоты, и ее деятельность остается недоступной для наблюдателя. Об этом же сообщает В. А. Попов (1949).

Методика учета и определения запасов норки в Приморье и Приамурье до последнего времени не была разработана, что затрудняло выявление поголовья зверей на определенных территориях.

Существующие способы учета норок по следам на снегу, с собакой в зимнее время и по чернотропу, путем подсчета и сбора всех встреченных свежих экскрементов, применяемые в различных областях страны, получили освещение в работах К. А. Владимирова (1940), В. А. Попова (1949), Б. Т. Семенова (1963), Д. В. Терновского (1958).

Некоторые авторы одним из наилучших способов считают учет норки с собакой. Для юга Дальнего Востока мы считаем этот способ неприемлемым. Наблюдениями в октябре-декабре 1964 г. по р. Подхоренок (Вяземского района) было установлено, что учет норки с собакой приводит к гибели и распугиванию зверей. Собака находит след зверя, который приводит к норе или укрытию, облаивает, затем начинает разрывать нору или укрытие. Больших трудов стоит увести собаку от норы, она долгое время не может успокоиться и настроиться на дальнейшую работу.

У норок на Дальнем Востоке сильно развита привязанность к водоемам, которые без крайней необходимости они не покидают. То же отмечают Б. Т. Семенов (1963) и Д. В. Терновский (1958) для норки европейской части СССР и Алтая. Однако свое убежище норка покидает после того, как собака предприняла попытку достать зверя. Это замечено и лучшими охотниками-норчатниками, например, Т. Л. Трофанчук (Приморский край), которая на промысле норки не использует собак.